Все достопримечательности

ЧТО ПОСМОТРЕТЬ В КАРЕЛИИ
Показать памятники любые рукотворные природные объекты
Поиск по названию:
Тип объекта: Тэги:
Время создания: Любое до н.э. I-XIX вв н.э. XX в наше время

Русские сказители Заонежья

Карельское Заонежье – земли лежащие в северной оконечности Онежского озера, иногда называют «Исландией русского эпоса». Именно здесь, во второй половине XIX века, произошло событие, значение которого трудно переоценить – были обнаружены и записаны классические образцы русских былин. В то время этот жанр фольклора считался безвозвратно утраченным.

Еще с XIII века в Заонежье стали переселяться русские из Псковско-Новгородских земель. Север Онежского озера стал своеобразным «заповедником» древней русской культуры в Карелии. Экономически самодостаточное, даже зажиточное, русское население Заонежья сумело сохранить древние народные традиции. На протяжении многих веков из уст в уста передавались былины, сказки, исторические песни.


Былины («старины», «старинки») относятся к особому виду фольклора – эпосу. Они бывают двух основных видов – героические и романтические, балладные. Героические былины воспевают подвиги богатырей, романтические – уделяют внимание их личной, семейной жизни. Героические былины, часто в иносказательной форме, повествуют о значительных исторических событиях прошлого. Главным героем русского героического эпоса является Илья Муромец – непобедимый крестьянин-богатырь, превосходящий всех силой, храбростью и мудростью. Вторая по популярности фигура русских былин – Добрыня Никитич, наделённый, помимо силы и бесстрашия, ещё и дипломатическими способностями.


Былина состоит из трёх частей – запева («зачина»), основной части и исхода. Былины не рассказывали, а пели – на определённый мотив, плавно и неторопливо. Успех у слушателей во многом зависел от исполнителя былины. Талантливый сказитель (от слова «сказывать», «сказка») всегда придавал былине неповторимую индивидуальность.
Близкий к былине жанр – исторические песни. В отличие от былин, которые создавались циклами, исторические песни обычно односюжетные. Они описывают главным образом события XII – XIII веков – времени роста и укрепления Московского государства.


В Заонежье и окрестностях Пудожа проживало множество талантливых исполнителей былин. Среди собирателей фольклора особой известностью пользовались деревни Гарницы, Потаневщина, Боярщины, Кургеницы, Волкостров. Каждая из них связана с именами выдающихся сказителей. Это династия Рябининых, В. П. Щеголёнок, С.Корнилов, Т.Иевлев, Л.Богданов. Прах заонежских сказителей ныне покоится на кладбище Кижского погоста.

 

Ещё одним важным жанром фольклора являлась причеть, или «плач». Если былины исполняли преимущественно мужчины, причеть, наоборот, была типично «женским» жанром. Причитальщиц в Заонежье называли «вопленицами».
«Вопленица» была официальным общественным лицом. Она знала тонкости различных обрядов и руководила ходом свадеб, похорон и поминок. «Плачи» исполнялись для создания определённой атмосферы – печали или скорби. Это требовалось во многих случаях – на свадьбах, похоронах, проводах в рекруты, после различных трагических событий, например, пожара.


Исследователи устного народного творчества Заонежья
Открытие очагов русского былинного эпоса в Карелии произошло случайно. В 1859 году, за участие в народническом движении в Петрозаводск был сослан Павел Николаевич Рыбников (1831-1885). На тот момент молодому ссыльному было 27 лет, он закончил Московский университет, знал несколько европейских языков. Как человек с образованием, в Петрозаводске Рыбников поступил на службу в губернский статистический комитет.


В мае 1860 года Рыбникову, по служебным делам, поручили поехать в Пудожский уезд. Маршрут был выбран водный – на лодке, через Онежское озеро. Во время плавания поднялась буря, и путники высадились на мысу Шуйнаволок в 12 верстах от Петрозаводска. Там они укрылись от непогоды в маленькой рыбацкой избушке, и Рыбников лег спать.


Проснулся он от необычных звуков: «… До того я много слыхал и песен, и стихов духовных, а такого напева не слыхивал. Живой, причудливый и весёлый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением. Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления». Так Рыбникову впервые довелось услышать исполнение былин. Былину о купце Садко пел крестьянин деревни Серёдка Леонтий Богданов.


Крестьяне из Кижской волости, пережидавшие непогоду на том же островке, уговорили Рыбникова отправиться с ними в деревню Серёдка, чтобы послушать лучшего певца былин – Трофима Рябинина. На Рыбникова произвели огромное впечатление, как манера исполнения, так и личность сказителя. П. Н. Рыбников неоднократно встречался с Трофимом Рябининым и записал от него 23 былины о подвигах русских богатырей («Илья и Соловей», «Илья и идолище», «Илья и Калин–царь», «Добрыня и змей», «Вольга и Микула» и др.)


На материале былин, записанных П. Н. Рыбниковым от Т. Г. Рябинина и других заонежских сказителей (А. П. Сорокина, И. П. Сивцева-Поромского и др.), в 1861-1867 гг. была издана книга «Песни, собранные Рыбниковым» в трёх томах. Это издание произвело сенсацию в России и открыло возможности для научной работы в этой области.


Через 10 лет после П. Н. Рыбникова, в 1871 году, в Заонежье приехал Александр Федорович Гильфердинг (1831-1872) – учёный-славист, профессор Петербургского университета, председатель отделения этнографии Императорского Русского Географического общества. Ему хотелось самому услышать живое исполнение былин. Гильфердинг расположился в деревне Дудкин-Наволок Кижской волости. Сюда к нему стали съезжаться сказители из окрестных мест - Трофим Рябинин из д. Серёдка, слепой Симеон Корнилов из д. Кургеницы, Василий Щеголёнок из д. Боярщина и др.


Слушая многих заонежских сказителей, Гильфердинг отметил, что : «… знание былин составляет как бы преимущество наиболее исправной части крестьянского населения», а также и то, что «… былины укладываются только в таких головах, которые соединяют природный ум и память с порядочностью, необходимою и для практического успеха в жизни».
На основе своих записей учёный издал большое собрание былин «Онежские былины, записанные А. Ф. Гильферингом летом 1871 года» в трёх томах. Этот сборник считается одним из лучших собраний эпических песен, известных мировой науке. Также А. Ф. Гильфердинг организовал выступления сказителей в Петербурге и Москве.


Тогда же, в конце XIX века, преподаватель Петрозаводской духовной семинарии Е. В. Барсов занимался изучением творчества знаменитой заонежской плакальщицы (вопленицы) Ирины Андреевны Федосовой (ударение на третий слог!). Из уст этой простой и внешне невзрачной неграмотной крестьянки им было записано около 30 000 стихотворных строк.
В 1872 году Е. В. Барсов опубликовал книгу в двух томах «Причитания северного края», которая была удостоена премии Императорского Географического общества. И. А. Федосову приглашали выступать в Петрозаводске, Санкт-Петербурге и Москве.


Новый этап изучения устного народного творчества Карелии начался в советское время. В 1926 году была организована экспедиция под руководством А. М. Астаховой. Учёные исследовали западную часть Заонежья и записали 32 былины. Несмотря на это, ими было отмечено угасание жанра былин в Заонежье. В это время былины уже не «бытовали» (т. е. уже не являлись неотъемлемой частью крестьянской жизни), как прежде, а, в основном, просто хранились в памяти.
Другая группа исследователей в это же время собирала сказки. Со сказками дела обстояли более благополучно. Учёные отметили, что «на Русском Севере сказка живет и бытует повсюду». Они записали 138 сказок, 278 загадок, познакомились с талантливыми сказочниками: И. В. Митрофановым, П. Н. Коренной, П. Г. Горшковым.


В том же 1926 году в Заонежье работала ещё одна экспедиция из Москвы под названием «По следам Рыбникова и Гильфердинга», организованная Б.М. и Ю.М. Соколовыми. В 1948 году по материалам, собранным во время экспедиции, была издана книга «Онежские былины». Кроме текстов былин, сборник содержал характеристики сказителей, от которых эти былины были записаны. Отдельная статья была посвящена П.И.Рябинину-Андрееву, продолжателю рябининской династии, лучшему заонежскому сказителю первой трети ХХ в.


Большое количество экспедиций было организовано в Заонежье в послевоенные годы. Исследователи отметили, что в годы Великой Отечественной войны появилось много новых плачей. Обстоятельства жизни сделали этот жанр вновь востребованным и необходимым душе человека.


Что касается былин, то их количество неуклонно сокращалось. Экспедиции 70-80 годов записывали множество сказок, песен, частушек, преданий и заговоров. Записей былин в это время сделано не было. Былинное творчество исчезло из народного быта.

 

Трофим Григорьевич Рябинин

Трофим Григорьевич Рябинин (1791-1885) – наиболее выдающийся из сказителей русских былин, родоначальник знаменитой династии Рябининых. В его репертуар входило 26 сюжетов (это 6000 стихов). Его тексты были совершенны по форме, а манера исполнения отличалась непревзойдённым мастерством.


Трофим Григорьевич Рябинин родился в деревне Гарницы Сенногубского погоста Олонецкой губернии. В раннем детстве потерял отца и мать и воспитывался крестьянским миром (общиной). С детства ему приходилось зарабатывать на жизнь вязанием и починкой рыболовных снастей. Во время работы Трофим общался с Ильёй Елустафьевым, который был хорошим сказителем. От него, а также от своего дяди Игнатия Андреева, у которого он жил, Трофим Рябинин учился мастерству исполнения былин.


Повзрослев, Т. Г. Рябинин работал в рыболовной артели, и слава о нём, как об искусном сказителе, распространилась далеко за пределы Заонежья.


В 1861 году состоялась встреча Т. Г. Рябинина с Павлом Николаевичем Рыбниковым. Вот как описал Рыбников своё первое впечатление о Трофиме Рябинине: «… Через порог избы переступил старик среднего роста, крепкого сложения, с небольшой седеющей бородой и желтыми волосами. В его суровом взгляде, осанке, поклоне, поступи, во всей его наружности с первого взгляда были заметны спокойная сила и сдержанность». На Рыбникова произвело впечатление не только искусство сказителя, его мастерская дикция, но и его незаурядная личность. «Слово гордость – писал Рыбников – не исчерпывает характера Рябинина: к ней присоединяется деликатность, так что это свойство в нем следует назвать уважением к самому себе и к другим».


От Т. Г. Рябинина Рыбников записал 23 былины. Они подружились и неоднократно встречались. Когда Рыбников привёз в подарок жене Рябинина платок, Трофим Григорьевич в ответ «отдарил» его шитым полотенцем.


Спустя 10 лет Т. Г. Рябинин по приглашению другого собирателя фольклора – А. Ф. Гильфердинга, приехал в Санкт-Петербург. Его выступление в Русском Географическом обществе слушали Его Императорское Высочество Великий Князь Константин, президент Академии наук граф Ф.П.Литке, профессора Петербургского университета, многие ученые. Зал не мог вместить всех желающих – их было более 130 человек.


Во время выступления сказителя был сделан его фотографический портрет, впоследствии мастерски воспроизведенный гравёром Его Императорского Величества академиком Л. А. Серяковым. Т. Г. Рябинин был удостоен денежного вознаграждения в размере 100 рублей, а также получил в подарок от Великого Князя Константина серебряный кубок, выполненный в древнерусском стиле. Этот кубок долго хранился в доме Рябининых в деревне Гарницы, вплоть до разорения деревни во время финской оккупации 1941-1944 гг. Кроме того, Трофим Рябинин стал первым в России человеком крестьянского сословия, получившим правительственную награду – серебряную медаль. Медаль с надписью «За полезное» для ношения на шее на Станиславской ленте была вручена ему олонецким губернатором в марте 1872 года. Былины из репертуара Т. Г. Рябинина стали классическими образцами русского былинного эпоса, вошли в школьные хрестоматии.

 

Иван Трофимович Рябинин
Преемником поэтического и исполнительского дара Трофима Григорьевича Рябинина стал его сын Иван Трофимович (1844-1909?). Он хорошо выучил репертуар отца, дополнив и усовершенствовав его (знал наизусть около 6000 стихов).
Преподаватель Петрозаводской женской гимназии Павел Тимофеевич Виноградов, занимавшийся изучением его творчества, организовал поездки Ивана Трофимовича Рябинина в Петрозаводск, Санкт-Петербурге и Москву. В 1892 году состоялось его выступление в Русском географическом обществе, во время которого его голос записали на фонограф. Это была первая механическая аудиозапись русского фольклора.


Ивана Трофимовича Рябинина слушали многие деятели искусства и науки: литераторы, композиторы, этнографы. Композитор А. С. Аренский, под впечатлением от услышанного, написал «Фантазию на тему Рябининых для фортепиано с оркестром». Л. Н. Толстой также слушал И. Т. Рябинина, и, узнав, что он поёт до 6000 стихов, назвал его феноменом.
В 1902 году Иван Трофимович Рябинин выезжал с Виноградовым в разные города России и за границу: в Софию, Белград, Вену, Прагу, Варшаву. Везде его выступления пользовались необычайным успехом. Довелось ему исполнять былины и для царской семьи. В награду от русского императора он получил золотую медаль и золотые часы с гербом.

Наследниками и хранителями рябининской традиции стали пасынок Трофима Григорьевича Рябинина – Иван Герасимович Рябинин-Андреев (1874-1926) и его сын, член Союза писателей СССР – Петр Иванович Рябинин-Андреев (1905-1953). Последний из династии Рябининых, П. И. Рябинин до середины XX столетия донёс древнее искусство сказительства, сохранив основной репертуар и манеру сказывания своего знаменитого деда.

 

Василий Петрович Щеголёнок
Василий Петрович Щеголёнок – один из наиболее известных заонежских сказителей. Среди других исполнителей былин его особенно выделяли талант импровизатора и феноменальная память.


В. П. Щеголёнок (Шевелёв) родился в деревне Боярщина напротив Кижского погоста. Сказывать былины он учился у своего деда и у дяди Тимофея. Дядя его был безногим, поэтому зарабатывал на жизнь ремонтом и изготовлением обуви, сидя в углу дома своего отца. Василий Щеголёнок перенял у него и сапожное ремесло, и искусство исполнения былин. Став сапожником, он ходил из деревни в деревню, слушал многих сказителей и сам пел былины, рассказывал сказки и истории. Как и большинство других сказителей, он был неграмотным, поэтому всё хранил в своей памяти. Любил он ходить по монастырям и слушать божественные книги, что нашло отражение в его рассказах.
Творчество В. П. Щеголёнка привлекло внимание многих собирателей фольклора. На протяжении 26 лет разные исследователи записывали от него былины. В 1860 году он встречался с П. Н. Рыбниковым, в 1861 году – с М. Гурьевым, в 1870 и 1871 гг. – с А. Ф. Гильфердингом, в 1873 г. – с П. А. Бессоновым, в 1886 году — с Ф. М. Истоминым. Всего от В. П. Щеголёнка было записано 14 былин в 31 варианте.


Ещё П. Н. Рыбников заметил, что Щеголёнок может импровизировать. А. Ф. Гильфердинг отмечал, что Щеголёнок «поет былины не громким, но довольно приятным, хотя уже старческим, голосом, соединяя, впрочем, часто в одну былину разнородные предметы и не придерживаясь определенного размера». Преподаватель Петрозаводской духовной семинарии Е. В. Барсов открыл в Щеголёнке мастера рассказов.


В. П. Щеголёнок неоднократно выступал с пением былин в Санкт-Петербурге и Москве. В 1879 году в Москве со Щеголёнком познакомился Л. Н. Толстой и пригласил его к себе в Ясную Поляну. Писателя заинтересовал язык Щеголёнка, обороты речи. Сказитель пробыл в Ясной Поляне около месяца, исполнив Л. Н. Толстому множество былин и народных сказаний. Около 20 из них были записаны Толстым, а некоторые послужили материалом для создания его произведений («Чем люди живы» – 1881г., «Два старика» и «Три старца» - 1885 г., «Корней Васильев» и «Молитва» - 1905 г., «Старик в церкви» - 1907 г.). Кроме того, Л. Н. Толстой записал от В. П. Щеголёнка много поговорок, пословиц, отдельных выражений и слов.


И. Е. Репин написал портрет В. П. Щеголёнка. Н. А. Римский-Корсаков в опере «Садко» использовал напевы былин заонежских сказителей - В. П. Щеголёнка и Рябининых.

Запись 1910 года И. Т. Рябинин «Добрыня и Змей» http://zaycev.net/artist/575069

 

Ирина Андреевна Федосова

Ирина Андреевна Федосова (1831-1899) – выдающаяся народная сказительница, поэтесса, вопленица (плакальщица). Это одна из самых талантливых и знаменитых женщин России. Её плачи стали классикой, вошли в учебники и хрестоматии, обогатили русскую литературу.

 

И. А. Федосова родилась в деревне Сафроново Толвуйской волости, в большой крестьянской семье из 22 человек. По её собственным словам, уже «восьми год знала, на какую полосу сколько сеять». В детстве с ней случилось несчастье – она упала с лошади и на всю жизнь осталась хромой. С 12 лет Ирина Андреевна начала причитывать на свадьбах (По традиции, на свадьбе должна была быть подголосница, которая причитывала от лица невесты). Вскоре слава о ней распространилась по всему Заонежью. Как позже вспоминала И. А. Федосова, «с молодости ей честь и место в большом углу, что на свадьбе ли запоет — старики запляшут, на похоронах ли завопит — каменный заплачет: голос был такой вольный и нежный».

 

В 23 года Ирина Андреевна вышла замуж за 58-летнего вдовца Петра Новожилова и поселилась с мужем в деревне Лисицино (Кузаранда). Этот брак продлился 13 лет. Второй раз она вышла замуж в 1864 году за Якова Ивановича Федосова. В семье мужа её не любили и посмеивались над её хромотой. В 1865 году Ирина Андреевна переехала в Петрозаводск, где её муж открыл столярную мастерскую.

 

В Петрозаводске состоялась судьбоносная для И. А. Федосовой встреча. О ней случайно узнал преподаватель Петрозаводской духовной семинарии Е. В. Барсов – увлечённый собиратель фольклора. Ему удалось разыскать Ирину Андреевну, однако при первом знакомстве она заявила, что «ничего не знает и сказывать не умеет и с господами никогда не зналась». И только лишь после рекомендации их общего знакомого – крестьянина Матвея Савельевича Фролова, у которого квартировал Барсов, она согласилась поделиться своим творчеством. На протяжении целого года Барсов почти ежедневно записывал её причитания (более 30 000 стихотворных строк). В 1872 году он издал записи под названием «Причитания северного края, собранные Е. В. Барсовым» в трёх томах. Первый том содержал похоронные причитания, второй том – рекрутские, третий том – свадебные. Издание было удостоено премии Императорского географического общества.

 

На протяжении всей своей жизни Ирина Андреевна Федосова хранила в памяти огромное количество причитаний (плачей), многие из которых были её собственного сочинения. Про себя она говорила: «Грамотой я неграмотна, зато памятью я памятна». Федосова создавала плачи-поэмы, состоящие из череды отдельных действий, длящихся порой несколько дней. Не случайно её называли «народной поэтессой». Знала она и былины, и баллады. В 1865-1866 гг. с И. А. Федосовой встречался П. Н. Рыбников и записал от неё несколько былин.

 

Вскоре после выхода сборника Е. В. Барсова, в 1870-х годах, причитания И. А. Федосовой и факты её биографии использовал Н. А. Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Вся 3-я часть поэмы «Крестьянка» написана по «рассказу о себе самой», записанным Барсовым от Федосовой, и по мотивам её плачей.

После смерти второго мужа Ирина Андреевна вернулась в Кузаранду, где для неё настала нелёгкая жизнь – приходилось просить милостыню. В 1886 году она была приглашена в тверское имение Кольцова Ольгой Христофоровной Огринёвой-Славянской, муж которой был руководителем хора.

 

Знаменательным стал для Ирины Андреевны 1894 год, когда в Лисицино приехал учитель словесности Петрозаводской гимназии П.Т. Виноградов. В 1995-1896 гг. он организовал поездки Федосовой в несколько городов России (Петрозаводск, Петербург, Москву, Нижний Новгород, Казань).

 

На выступлении И. А. Федосовой в Петербурге в 1895 году собралось много публики. Её слушали известные музыканты, литераторы, фольклористы, этнографы. Н. А. Римский-Корсаков использовал её напевы в опере «Садко», «Сказание о невидимом граде Китеже». Высоко оценил её творчество Ф. И. Шаляпин. Позже он вспоминал: «Я слышал много рассказов, старых песен и былин и до встречи с Федосовой, но только в ее изумительной передаче мне вдруг стала понятна глубокая прелесть народного творчества. Неподражаемо прекрасно «сказывала» эта маленькая кривобокая старушка с веселым детским лицом о Змее Горыныче, Добрыне, о «его поездках молодецких», о матери его, о любви. Предо мной воочью совершалось воскрешение сказки, и сама Федосова была чудесна, как сказка».

 

Не будет преувеличением сказать, что И. А. Федосова произвела настоящую сенсацию. В неё честь проводились собрания научных обществ. Академия Наук наградила её серебряной медалью с дипломом – высшей наградой, которой могла удостоиться крестьянка.

 

В декабре 1895 года в Москве голос Ирины Андреевны Федосовой был записан на фонограф. Эта запись хранится в Фонограмархиве Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии Наук.

 

В 1896 году И. А. Федосова выехала с П. Т. Виноградовым в Нижний Новгород, где проводилась Всероссийская художественно-промышленная выставка. Там её услышал начинающий писатель Максим Горький. Его впечатления о личности и искусстве Федосовой отразились во многих статьях, очерках и в романе «Жизнь Клима Самгина».

Значительную часть сборов от своих выступлений Ирина Андреевна Федосова пожертвовала на строительство школы в Кузаранде. Сама она очень сожалела о своей неграмотности, поэтому хотела, чтобы крестьянские дети имели возможность учиться.

 

В конце жизни более двух лет Ирина Андреевна Федосова прожила в Санкт-Петербурге, в доме Т. И. Филиппова – ценителя русского искусства. Весной 1899 года она заболела и настояла, чтобы её отправили в родную деревню. 10 июля 1899 г. Федосова умерла и была похоронена в Кузаранде на деревенском кладбище около церкви.

Свежий номер Архив номеров
Найти объявления
в газете "Вездеход"

Погода в районах Карелии