Карельская топонимия

 

prestizh

Требуется дизайнер

 

 

bann

Карельская топонимия

О происхождении карельских названий

Названия карельских городов и деревень, озёр, рек и возвышенностей могут рассказать нам о многом. Некоторые из них, такие как Петрозаводск, Заонежье, Лососинка, Святозеро, Белая гора, Сосновый Бор и т. п. - понятны всем. Для расшифровки встречающихся во множестве прибалтийско-финских топонимов необходимо знание карельского, финского или вепсского языков. В Карелии сохранились и более древние названия, часть из которых происходит из саамского языка. Также есть немало топонимов, происхождение и значение которых вряд ли когда-нибудь будут установлены.

Нам неизвестно, на каком языке говорили первые жители Карелии, пришедшие сюда в послеледниковый период (в X – IX тысячелетии до н. э.) с Урала и Западной Сибири, а также племена, пришедшие позже, около 2500 лет до н. э., из Волго-Окского бассейна. От них и остались непереводимые названия, такие, как Выг, Илекса, Сандал, Суна, Кестеньга, Ужма, Ухта, Шижма, Шомба, Шокша, Шонга, а также некоторые другие, имеющие окончания -га, -ма, -ша, -кса, -та, -да. Подобные топонимы встречаются не только в Карелии, но и по всему Северо-Западу России.


Следующий пласт карельской топонимии – саамский. Саамы (лопь, лопари) – самые древние из известных нам жителей Карелии. Саамские названия можно встретить по всей территории нашей республики, а также в соседних областях. Основными занятиями древних саамов были охота, рыболовство и оленеводство, что не способствовало оседлому образу жизни. Поэтому и сохранившиеся до наших дней саамские топонимы немногочисленны (с переменой мест названия попросту забывались). В основном, это географические объекты (озёра, реки и т. д.). Например, названия озёр Пильмасозеро и Навдозеро (система Водлозера) происходят от саамских слов pel’ – «ухо» (переносное значение «сторона», «окраина») и navd’ – «зверь». В основе названий Важинка (река), Важинская Пристань, Верхние Важины (населённые пункты), Важезеро (озеро), вероятно, лежит саамское слово vaadž – «самка оленя».


Встречаются также топонимы из карельского и русского языков, включающие в себя прежнее название саамов – «лопь» (по-карельски «lappi»). Например, Лапинъярви (бассейн реки Суны) в переводе с карельского – Лопское озеро, река Лопская (бассейн реки Ковды), населённые пункты Лопское, Лобская Гора, Лобская Матка (Медвежьегорский район), Лапино (Беломорский район) и др.


Самый значительный пласт карельской топонимии – прибалтийско-финский. Карелы и вепсы (корела и весь) – коренные народы Карелии. К концу I - началу II тысячелетия н. э. они уже занимали всю территорию нашего края. Русские летописи и скандинавские саги IX – XI веков представляют первые письменные свидетельства о населении Карелии того времени. Само слово «Карелия» произошло от названия племени карьяла (по-русски – корела – карелы). По мнению известного финно-угроведа профессора Д. В. Бубриха, слово это имеет балтийское происхождение. В I тысячелетии до н. э. финноязычное население, жившее вблизи Балтийского моря, тесно соприкасалось с древними балтами (литво-латышами). Племя карьяла, или «верховые (восточные)» финны (от балтийского garja – «гора», «лес»), противопоставлялось тогда другому прибалтийско-финскому племени – хяме (в древних источниках – «ямь», «емь»), или «низовым (западным)» финнам (от балтийского žemee – «земля; низина»). Суффикс -la на конце слова по общепринятому мнению служит для обозначения места.


Построение карельских, вепсских и финских названий подчинено чётким правилам. Характерной чертой прибалтийско-финской топонимии является то, что в качестве топонимов нередко выступают сложные слова, первая часть которых – определение ко второй. Вторая же часть топонима представляет собой обычный географический термин: järvi (ярви) - «озеро»; joki, jogi, d΄ogi (ёки) - «река»; koski, koški (коски) - «порог», «водопад»; lampi, lambi (лампи, ламби) - «маленькое лесное озеро, обычно непроточное»; lakši, laksi, lahti (лакши, лахти) - «залив»; salmi (салми) - «пролив»; niemi (ниеми) - «полуостров, мыс, наволок»; šelkä, selkä, selg (сельга) - «гора, гряда, возвышенность, хребет»; vaara, vuara, voara (ваара, вуара)- «гора, возвышенность, покрытая лесом»; mäki, magi (мяки, мяги) - «гора»; suo (суо) - «болото»; suar΄i, suor΄i, saari (сури, саари) - «остров» и т. д.


Эти географические термины могут входить в состав топонима не только в качестве второй, определяемой, части, но и в качестве определения. Например, Суоярви (Suojärvi) в переводе означает «болото-озеро» или «болотистое озеро».
Названия некоторых озёр и населённых пунктов (обычно концов деревень) включают в себя определения: верхний (возвышенный) – ylä, нижний (низменный) – ala. Примеры: Юляярви, Юлялампи, Алаламби, Аланъярви.
В топонимах может содержаться указание на характер ландшафта, особенности грунта, например, Масельга (maa – земля), Рауталахти (rauta – железо), Каллио-ярви (kallio – «скала, каменный карьер»).


Нередко название указывает на размер и форму объекта. В качестве определений обычно выступают слова: большой (suuri), маленький (pieni), длинный, долгий (pitkä). Примеры: Сууриёки – «большая река», Пиэниёки – «маленькая река», Сургуба – «большая губа (большой залив)», Питкяранта – «длинный берег», Питкякоски – «длинный порог».
Много встречается названий, характеризующих цвет объекта. Наиболее употребительны определения «белый» (кар. valgei, valgie, valged, вепс. vauged, фин. valkea) и чёрный (musta). Примеры: Валкеаярви – «белое озеро», Муштаярви – «чёрное озеро», Мусталамба – «чёрная ламба».


Богато представлен в карельских топонимах растительный и животный мир нашего края. Часто повторяются названия деревьев: леппя (leppä) – ольха; хаапа (haapa) – осина; кузи (kuuzi, kuusi) – ель; койву (koivu) – берёза; мянду, педай (mänd, pedäi) – сосна. Примеры: Мяндусельга, Педасельга, Койвусельга, Кузаранда, Хаапалампи, Леппяниэми.


Животные играли в жизни наших предков важную роль – они являлись объектами промысла, а кроме того, объектами поклонения языческих племён (так же, как и деревья). Не удивительно, что в карельских топонимах то и дело звучат названия зверей, птиц и рыб: заяц – янис (jänis), медведь – конти, конди (kondie), лиса – репо, ребо (rebo, reboi, repo), лось – гирви (hirvi), журавль – курки (kurki), окунь - авен, ахвен (aven), плотва – сярги (särgi), лещ – лахн (lahn), щука – хауги (haugi). Например: Янисъярви – «заячье озеро», Репоярви – «лисье озеро», Контиолахти – «медвежий залив», Куркиёки – «журавлиная река», Ахвенламби –«окуневая ламба», Сяргилахта – «плотичный залив».


Охотники и рыбаки издавна ставили по берегам озёр и рек маленькие избушки, где можно было отдохнуть во время промысла или оставить инвентарь. Так появились многочисленные названия со словом «перт» - «изба, избушка, дом»: Пертнаволок, Пертипохья, Пертозеро и т. д.


Занятие местного населения подсечным земледелием (когда валили лес, сжигали его и затем распахивали поле) также нашло своё отражение в топонимах. От слов palo – «огнище, сожжённая подсека» и kaski – «пожёг, подсека» образовались названия: Палалахта, Палоярви, Каскеснаволок, Каскосельга и др.
В основе некоторых топонимов лежит слово «матка» - «путь, направление»: Маткачи, Маткаселькя, Маткозеро. Другие названия содержат указание на местоположение объекта: Чупа (čuppu – «угол, тупик»), Ладва (ladv – «вершина, исток реки»), Сюрьга (sürjü – «край, кромка, обочина, сторона»).


Многие названия прибалтийско-финского происхождения при усвоении их русским языком претерпели изменения. Так, географические термины, выступающие в качестве второго компонента топонимов, были переведены на русский язык. Такие названия, где первая часть слова карельская, финская или вепсская, а вторая – русская, широко распространены в Карелии. Например, Ондозеро, Ведлозеро, Пертозеро, Пертнаволок, Каскесручей, Сулажгора и т. п.
Встречается также немало русских топонимов, построенных по такому же принципу: Святозеро, Средне-озеро, Большая Гора, Кривой Порог и др. Там, где нет карельских, вепсских или финских соответствий, бывает сложно определить, является ли это название переводом или имеет исконно русское происхождение.
В названиях населённых пунктов со временем стали преобладать те, в основе которых лежат собственные имена (фамилии, прозвища) основателей или владельцев поселений. Например, Афанасьева Гора, Данилово, Ерошкина Сельга, Никонова Губа.


Некоторые исконно карельские названия в результате длительного их употребления русскоязычным населением были приспособлены под нормы русского языка и утратили первоначальное значение. Например, деревня Косалма, что в 30 км от Петрозаводска. Название произошло от карельских слов koski – «порог» и salmi – «пролив», т. е. «порожистый пролив». В результате выпадения слога «ki» и слияния двух «s» в одно целое, слово стало звучать иначе.
Другой пример – местечко Соломенное, которое находится в черте Петрозаводска. Название произошло не от слова «солома», как это может показаться, а от карельского слова salmi – «пролив» (посёлок расположен по берегам пролива между Петрозаводской Губой Онежского озера и оз. Логмозером).


Ещё одной характерной чертой карельской топонимии является то, что одинаковые названия могут писаться по-разному. Например, Костомукша (Калевальский район) и Костомукса (Суоярвский район), Койвусельга (Пряжинский район) и Койвуселькя (Питкярантский район). Различно звучат и пишутся термины, входящие в состав топонимов: «мяги» и «мяки», «лахти» и «лакши», «лампи» и «ламба», «сельга» и «селькя» и т. д. Это объясняется тем, что на территории Карелии проживают карелы, финны и вепсы, языки которых родственны и похожи, но не тождественны. Кроме того, и в самом карельском языке существуют три наречия – ливвиковское, людиковское и собственно карельское, которые также отличаются по произношению.
Различия в написании возникают и тогда, когда одинаково звучащее название обозначает разные объекты. Например «Кончезеро» - поселение, но «Кончозеро» - водоем.

По материалам книги Керт Г. М., Мамонтова Н. Н. «Загадки карельской топонимики». Из. 3-е испр. и доп. – Петрозаводск: Карелия, 2007 г.